Президент Джон Ф. Кеннеди
Белый дом
11 июня 1963 г.

Добрый вечер, сограждане!

Сегодня днем – после многочисленных угроз и демонстративных заявлений – потребовалось присутствие солдат национальной гвардии в Алабамском университете, чтобы выполнить окончательное и неоспоримое распоряжение Окружного суда США по Северному федеральному судебному округу штата Алабама. Суд постановил, что двум чернокожим жителям Алабамы, у которых имеется требуемый уровень подготовки, разрешается поступить в университет.

Тот факт, что они смогли мирно пройти на территорию университетского городка, во многом объясняется поведением студентов Алабамского университета, которые конструктивно отнеслись к своим гражданским обязанностям.

Я надеюсь, что каждый американец, где бы он не находился, задумается над этим событием и другими связанными с ним инцидентами. Наша страна была основана людьми разных национальностей и различного происхождения. Основополагающий принцип нашего общества гласит, что все люди созданы равными, а угроза правам одного человека умаляет права всех его сограждан.

Сегодня мы ведем международную борьбу, поддерживаем и защищаем права свободных людей по всему миру. Во Вьетнам и Западный Берлин отправляются не только белые солдаты. Следовательно, американец с любым цветом кожи должен иметь право на обучение в любом государственном университете или колледже, причем без военного эскорта.

Обслуживание в общественных учреждениях – в гостиницах и ресторанах, театрах и магазинах – не должно зависеть от расы клиента. Американские граждане с любым цветом кожи должны, не прибегая к уличным демонстрациям и не опасаясь расправы, иметь возможность зарегистрироваться для голосования на свободных выборах.

Словом, каждый американец должен пользоваться всеми привилегиями гражданина США независимо от расы или цвета кожи. Каждый американец имеет право на то, чтобы с ним и его детьми уважительно обращались. Но это еще не все.

Вероятность окончания школы для чернокожего малыша, который родился сегодня в любой точке нашей стране, в два раза ниже, чем для белого ребенка, появившегося на свет в то же время и в том же месте. У него в 3 раз меньше шансов закончить колледж и стать профессионалом, в два раза больше шансов стать безработным и в 7 раз меньше шансов добиться зарплаты 10 000 долларов в год. Средняя продолжительность его жизни на 7 лет короче, а перспективы доходов в два раза ниже.

Такая ситуация не только в южных штатах. Разногласия из-за сегрегации и дискриминации возникают сегодня по всей территории США. Во многих городах эти проблемы вызывают растущую бурю недовольства, которая угрожает общественной безопасности. Кроме того, этот вопрос не связан с партийной принадлежностью. В кризисное время люди доброй воли должны объединяться, несмотря на партийные симпатии и политические взгляды. И, наконец, это не просто юридический или законодательный вопрос. Разногласия лучше улаживать в суде, а не на улицах, новые законы необходимы на всех уровнях, однако люди не научатся видеть вещи в истинном свете только благодаря закону.

Перед нами стоит в первую очередь нравственная проблема. Она стара как Священное Писание и ясна как американская Конституция.

Нужно просто ответить на вопрос, должны ли все американцы пользоваться равными правами и равными возможностями, и будем ли мы обращаться с согражданами так, как хотели бы, чтобы обращались с нами. Если американец не может позавтракать в ресторане только потому, что у него темная кожа, если он не может отправить своих детей в хорошую школу, если он не может голосовать за кандидатов на государственные должности, которые будут представлять его интересы, это значит, что он не может наслаждаться всей полнотой и свободой жизни. Кто из нас согласился бы поменять цвет своей кожи, чтобы оказаться на его месте? И кто тогда прислушался бы к совету "терпите и ожидайте"?

Прошло уже сто лет ожидания с того момента, когда президент Линкольн освободил рабов. Но их потомки до сих пор не полностью свободны, так как связаны оковами несправедливости, социального и экономического угнетения. Нашу страну можно будет назвать полностью свободной только тогда, когда станут свободны все ее граждане.

Мы проповедуем идеалы свободы по всей планете и ценим их соблюдение дома. Но что мы можем рассказать о себе миру и, что не менее важно, друг другу? Что наша страна – земля свободы для всех, кроме негров? Что у нас нет граждан второго сорта, кроме негров? Что у нас нет гетто, нет кастового или классового разделения, если не считать негров?

Пришло время окончательно выполнить обещание, которое наша страна дала много лет назад. События, произошедшие в Бирмингеме и других городах, усилили мольбу о равенстве: теперь ни один город, штат или законодательный орган не сможет ее игнорировать.

На севере и на юге, везде, где недоступны законные средства, горит пожар отчаяния и раздора. На улицах и на демонстрациях, на парадах и на митингах люди требуют изменений. Обстановка становится все более напряженной, появляется риск насилия, жизни оказываются в опасности.

Наша страна, наш народ столкнулся с нравственным кризисом. Его не получится пресечь полицейскими акциями. Однако решение нельзя оставлять на усмотрение уличных демонстраций. Ситуацию не удастся исправить символическими жестами и разговорами. Пора действовать: в Конгрессе, в законодательных органах штатов и городов, а также, в первую очередь, в повседневной жизни.

Недостаточно просто сваливать вину на других, утверждать, что проблемы есть лишь в некоторых регионах страны, и сожалеть о случившемся. Наша задача, наша обязанность состоит в том, чтобы грядущие революционные изменения прошли мирно и конструктивно для всех.

Ведь тот, кто предпочитает ничего не делать, навлекает на себя позор и привлекает насилие. Только тот, кто смело идет вперед, видит верный путь и признает реальность.

На следующей неделе я выступлю перед Конгрессом Соединенных Штатов и предложу внести законопроект, запрещающий расовую сегрегацию в жизни и объективном праве Америки. Федеральная судебная система уже поддержала это начинание на практике: при приеме федерального персонала на работу, использовании федерального имущества и продаже жилья с федеральным финансированием.

Однако некоторые меры могут быть приняты только Конгрессом, и эти меры необходимо принять во время следующего заседания. Старый кодекс права справедливости, в соответствии с которым мы живем, гласит, что от любой несправедливости существует защита. Однако во многих сообществах по всей Америке чернокожие становятся жертвами злодеяний, не имея законной защиты. Если Конгресс будет бездействовать, этим людям останется только выйти на улицы.

В силу вышесказанного я прошу Конгресс принять законы, обеспечивающие любому американцу право на обслуживание во всех публичных учреждениях: гостиницах, ресторанах, театрах, магазинах и подобных заведениях.

Я считаю, что это естественное и неотчуждаемое право. Умаление этого права – произвол и унижение достоинства, которым в 1963 году не должен подвергаться ни один американец. Увы, многим это знакомо не понаслышке.

На недавней встрече с лидерами делового мира я призвал добровольно прекратить дискриминацию. Результат обнадеживает: за последние две недели в более чем 75 городах наблюдается десегрегация вышеупомянутых заведений. Однако многие не склонны действовать в одиночку. Поэтому необходимо принять общенациональный закон, чтобы можно было решать вопросы в суде, а не на улицах.

Я также прошу Конгресс предоставить федеральному правительству разрешение на более активное участие в судебных процессах, призванных покончить с сегрегацией в государственном образовании. Мы убедили многие округа добровольно отказаться от сегрегации. Десятки образовательных учреждений начали мирно принимать чернокожих учащихся. Хотя сегодня в каждом из 50 штатов есть поддерживаемые государством учреждения, в которых учатся негры, ситуация изменяется крайне медленно.

Очень многие чернокожие дети, которые 9 лет назад, когда было принято решение Верховного суда, пошли в сегрегированные начальные школы, этой осенью отправятся в сегрегированные старшие классы. Результат, увы, будет непоправимым: из-за недостатка образования они просто не смогут получить хорошую работу в будущем.

Следовательно, методичное исполнение решения Верховного суда нельзя возложить на людей, у которых может не хватать экономических ресурсов для ведения судебных процессов и которые могут подвергнуться притеснениям.

Также я потребую дополнительных гарантий, включая защиту права голоса. Но, повторюсь, одними законами проблему не устранить. Ее необходимо решать в доме каждого американца, в каждом населенном пункте нашей страны.

В связи с этим я бы хотел особо отметить граждан северных и южных штатов, которые работают над тем, чтобы сделать жизнь лучше для всех жителей своих сообществ. Эти люди не просто исполняют свои законные обязанности, но и подают пример настоящей порядочности.

Они сражаются за свободу точно так же, как наши солдаты и матросы по всему миру. Я отдаю честь их храбрости и благородству!

Сограждане, с этой проблемой мы сталкиваемся по всей стране, в каждом городе, как на севере, так и на юге. Среди негров безработных сегодня в 2–3 раза больше, чем среди белых. Чернокожие, которые не смогли получить достойное образование, переезжают в большие города и безуспешно пытаются найти работу. Особенно безысходно чувствуют себя молодые люди. Им отказывают в равных правах, отказывают даже в возможности перекусить в кафе или ресторане, сходить в театр, отказывают в праве на достойное обучение, почти всегда мешают поступить в государственный университет даже при хорошей подготовке. Я считаю, что это касается нас всех – каждого гражданина Соединенных Штатов, а не только президента, конгрессменов или губернаторов.

У нас одна страна. Мы стали единым государством, так как всем нам и всем переехавшим сюда была предоставлена равная возможность проявить свои способности.

Мы просто не можем отказать 10 процентам населения в базовых правах, не можем отказать детям в праве учиться и развивать свои дарования. Ведь тогда останется только один способ борьбы – уличные демонстрации. Думаю, мы просто обязаны сделать страну более справедливой.

Поэтому я прошу вашей поддержки. Помогите нам двигаться вперед, демонстрируйте равенство в обращении, которого достоин каждый, дайте каждому ребенку возможность полностью раскрыть свои таланты.

Как я уже говорил ранее, не все дети желают учиться одинаково сильно. Однако у каждого должно быть равное право на образование, позволяющее развиваться, самосовершенствоваться и добиваться большего.

Мы надеемся, что сообщество чернокожих окажется ответственным и будет соблюдать закон. Они же надеются, что закон будет справедлив, а Конституция "не будет различать цвета кожи", как сказал судья Харлан в конце прошлого века.

Такова ситуация, сложившаяся в нашей стране. Сегодня Америке особенно нужна поддержка всех граждан.

Благодарю вас!