Капитолий США
Вашингтон, Округ Колумбия
20 января 1961 года

Уважаемые вице-президент Джонсон, спикер, председатель Верховного суда, президент Эйзенхауэр, вице-президент Никсон, президент Трумэн, преподобные отцы и сограждане!

Сегодня мы стали свидетелями не победы партии, а торжества свободы, символизирующей конец и одновременно начало значительных обновлений и перемен. Сегодня я принес перед вами и Всемогущим Богом ту самую торжественную присягу, которую завещали нам отцы-основатели еще сто семьдесят пять лет назад.

Мир изменился. Сегодня человек обладает достаточными возможностями, чтобы уничтожить все виды нищеты, но и достаточной силой, чтобы уничтожать жизни. Однако в мире все еще актуальна революционная по своей сути вера, за которую сражались наши предки, – вера в то, что права даруются человеку не милостью государства, а рукой Божьей.

И нам ни в коем случае не следует забывать, что мы – преемники той самой первой революции. Пусть сейчас с этого места до друга и до врага долетит весть о том, что эстафета передана новому поколению американцев, рожденных в этом веке, закаленных войной, победивших трудности мирного времени, людям, которые гордятся своим древним наследием и не желают видеть и допускать уничтожение прав человека – тех принципов, которым всегда был предан наш народ и которым мы преданы и поныне – как на родине, так и во всем мире.

Пусть каждое государство, желает ли оно нам добра или зла, знает, что мы заплатим любую цену, вынесем все трудности, преодолеем любые испытания, поддержим своих друзей и остановим врагов ради спасения и укрепления свободы.

Мы обещаем это – и более того.

Своим давним союзникам, с которыми мы имеем общие культурные и духовные истоки, мы клянемся в преданности верных друзей. Объединившись, мы станем непобедимыми на пути достижения общих целей. Разобщенные, мы мало что сможем сделать, поскольку будем не в силах противостоять мощным вызовам, оставаясь в одиночестве и без согласия друг с другом.

Новым государствам, которые мы рады приветствовать в рядах свободных стран, даем слово, что колониальная форма правления уходит в прошлое не для того, чтобы уступить место более жестокой тирании. Мы не надеемся, что эти государства всегда будут разделять нашу точку зрения. Однако мы всегда будем рассчитывать на то, что они уверенно защищают собственную свободу и помнят, что глупцы, желающие показать свою силу, сев верхом на тигра, в конце концов оказываются у него в пасти.

Тем людям в хижинах и селах по всему миру, которые не перестают бороться со всеобщей нищетой, мы обещаем всеми силами помочь самостоятельно себя обеспечивать, – сколько бы времени на это не понадобилось. Мы будем помогать им не потому, что это могут сделать коммунисты, и не потому, что мы ищем расположения, а потому что это правильно. Если свободное общество не способно помочь бедным, ему не удастся сохранить и нескольких обеспеченных граждан.

Братским республикам к югу от наших границ мы даем особое обещание – добрые слова мы воплотим в добрые поступки, объединившись с ними в новый союз ради прогресса, чтобы помочь свободным людям и свободной власти сбросить путы бедности. Но эта мирная революция во имя надежды не должна стать добычей враждебных сил. Пусть все наши соседи знают, что мы придем им на помощь, дадим отпор агрессии и пресечем любую диверсионную деятельность на территории обеих Америк. И пусть все знают, что наше полушарие намерено оставаться хозяином в собственном доме.

Всемирному союзу суверенных государств, Организации Объединенных Наций, последней надежде на лучшее будущее в нашем веке, когда орудия войны гораздо совершенней орудия мира, мы снова обещаем поддержку; эта организация не должна превратиться в форум для взаимных обвинений, пусть она усиливает свою мощь, ограждающую молодые и слабые государства, и расширяет сферу своего влияния.

И, наконец, к странам, которые пожелают стать нашими противниками, мы обращаемся не с обещанием, а с предложением: нам следует заново начать поиски мирных решений, прежде чем разрушительные силы, высвобожденные наукой, уничтожат человечество в результате случая или преступного намерения.

Мы не рискнем провоцировать их слабостью. Ведь несомненно, только располагая достаточным вооружением, мы сможем быть полностью уверенными, что оно не будет применяться.

Однако наш нынешний курс может и не удовлетворить эти две большие и могущественные группы стран, когда обе стороны отягощены расходами на современное вооружение и справедливо обеспокоены неуклонным распространением беспощадного атома, но при этом обе стремятся склонить чашу весов в свою сторону и тем самым нарушить чрезвычайно неустойчивое равновесие, которое сдерживает начало последней войны в истории человечества.

Так давайте же заново строить наши отношения, чтобы обе стороны помнили, что цивилизованность – это не признак слабости, а искренность всегда должна подтверждаться поступками. Не стоит договариваться из страха. Давайте не будем бояться вести переговоры.

Пусть обе стороны определят вопросы, которые нас объединяют, вместо того чтобы тратить время и силы на то, что нас разобщает.

Пусть обе стороны впервые вынесут серьезные и конкретные предложения по инспектированию и контролю над вооружением, чтобы силы, направленные на уничтожение других стран, поставить под всеобщий совместный контроль.

Пусть обе стороны ищут пути творить не ужасы, а создавать чудеса науки. Давайте же вместе исследовать звезды, покорять пустыни, бороться с болезнями, изучать океанские глубины, поощрять развитие искусства и торговли.

Давайте объединимся, чтобы донести во все уголки мира заповедь Исайи – "развяжи узлы ярма... и порабощенных отпусти на свободу".

И если новый принцип взаимодействия сумеет пробиться сквозь путы подозрительности, пусть обе стороны объединятся и попытаются создать не новый баланс сил, а новый устрой, где правит закон, где сильные – справедливы, а слабые – защищены, где царит мир.

Однако этот путь не пройти за сто дней. Не сделать это и за первую тысячу дней, и за срок работы настоящей администрации, а может быть – и за всю нашу жизнь. Но давайте же сделаем первый шаг.

Окончательный успех или провал нашего курса будет не столько в моих, сколько в ваших руках, мои сограждане. С самого основания нашей страны каждому поколению наших граждан приходилось доказывать свою верность государству. Весь земной шар усеян могилами молодых американцев, откликнувшихся на призыв служить.

Сейчас мы снова слышим призыв. Но не к оружию, хоть мы в нем и нуждаемся, не к бою, хоть мы к нему готовы, мы слышим призыв год за годом, "радуясь надежде и претерпевая невзгоды", нести бремя долгой и тяжелой борьбы – борьбы против общих врагов человечества: тирании, бедности, болезней и войн.

Сможем ли мы сплотиться и противопоставить этим врагам великий глобальный союз Севера и Юга, Востока и Запада, способный дать всему человечеству лучшую жизнь? Присоединитесь ли вы к этой исторической попытке?

В долгой мировой истории только немногим поколениям выпадала честь защищать свободу в момент наивысшей для нее опасности. Я не уклоняюсь от такой ответственности – я ее приветствую. И не думаю, что кто-то из нас пожелал бы поменяться местами с другими народами или поколениями. Наша энергия, вера и преданность делу осветит эту страну и всех тех, кто служит ей, – и свет этот может воистину озарить весь мир.

Поэтому, дорогие американцы, не спрашивайте, что может предложить вам Америка, – спросите, что вы можете сделать для своей страны.

Дорогие сограждане мира, не спрашивайте, что Америка может сделать для вас, – спросите, что все мы можем вместе сделать для свободы человека.

В конце концов, кем бы вы ни были, гражданами Америки или гражданами мира, требуйте от нас такой же силы и жертвенности, как мы ждем от вас. С чистой совестью, нашей единственной и безоговорочной наградой после окончательного суда истории над нашими поступками, мы будем идти вперед, направляя страну, которую мы любим, на путь истинный, прося Его благословения и помощи, но зная, что тут, на земле, дело Божье воистину должно быть нашим делом.

Inaugural Address

Click here for full version.

Color footage of John F. Kennedy being sworn-in by Chief Justice Earl Warren followed by President Kennedy's inaugural address.