Президент Джон Ф. Кеннеди
Амхерст, Массачусетс
26 октября 1963 г.

Господин Макклой, ректор Плимптон, господин Маклиш, многоуважаемые гости, леди и джентльмены!

Для меня большая честь присутствовать здесь сегодня по случаю мероприятия, которое так важно для жизни колледжа, а также для искусства и для прогресса США в целом. Этот колледж является частью Соединенных Штатов Америки. Точно так же можно сказать, что их частью был и Роберт Фрост. Поэтому я был счастлив принять приглашение, которое было сделано мне таким же образом, как и приглашение Франклина Рузвельта господину Маклишу, и это приглашение я получил от господина Макклоя. Вы часто слышите о силе президентской власти. Следует помнить, что она не безгранична. И поэтому когда председатель нашего Консультативного комитета по вопросам разоружения, помощник губернатора Стивенсона, который делал все возможное в очень тяжелое для ООН время Кубинского кризиса, государственный служащий в течение долгих лет, приглашает Президента Соединенных Штатов, то возможен только один ответ. Поэтому я очень рад присутствовать здесь сегодня.

В Амхерсте со дня его основания трудилось много слуг народа, и некоторые из них сегодня здесь: господин Макклой, который уже в течение многих лет работает на государственном поприще; Джим Рид, помощник секретаря казначейства; ректор Коул, сегодня он также является послом в Чили; господин Ремей, член Комиссии по атомной энергии; Дик Рейтер, руководитель программы "Продовольствие ради мира". Эти люди, как и многие другие, уже осознали, что окончание колледжа, такого как этот, дает не только массу преимуществ, но еще иобязательства: необходимость не только удовлетворять собственные интересы, но и служить интересам общественным.

Много лет назад Вудро Вильсон спрашивал: какой смысл в политической партии, если она не служит великой национальной цели? Икакой смысл в частном колледже или университете, если они не служат великой национальной цели? Библиотека, которая строится сегодня, этот колледж, все, что вы видите вокруг– это все было построено не только для того, чтобы просто дать выпускникам билет в жизнь, экономическое преимущество в жизненной борьбе. Конечно же, вы получаете его, но в ответ, взамен тех великих возможностей, которые общество дает выпускникам этого и других подобных учебных заведений, выпускники обязаны, как мне кажется, осознавать свою ответственность перед обществом.

У вас есть привилегии, а привилегии предполагают ответственность. Ия думаю, говоря словами вашего ректора, что осознание этого факта должно вызывать у вас чувство удовлетворения. Надеюсь, что студенты, присутствующие здесь сегодня, будут осознавать это и в будущем. Хотя Колледж Амхерста всегда был и остается в числе учебных заведений, всегда готовых оказать финансовую поддержку нуждающимся и талантливым студентам, в целом половина студентов частных колледжей– выходцы из наиболее состоятельных 10процентов населения нашей страны. Даже в государственных университетах и других общественных учебных заведениях таких студентов всего 25процентов. В марте 1962года лица 18лет и старше, не окончившие школу, составляли 46процентов от всей рабочей силы и 64процента от общего числа безработных. В 1958 году пятая часть семей США, обладающая самым низким доходом, получала всего 4,5процента от общего дохода населения, а другая пятая часть, состоящая из самых состоятельных семей, получала 44,5процента. И богатство, и бедность внашей стране передаются по наследству. И если выпускники этого и подобных ему колледжей, получающие все для начала успешной жизни, не захотят воздать обществу за поддержку их таланта, за огромное уважение, понимание и сопереживание, если они не захотят проявить те же качества в служении Великой республике, то очевидно, что убеждения, на которых зиждется наша демократия, являются ошибочными.

Проблемы, с которыми мы сегодня сталкиваемся как внутри страны, так и за рубежом, приобретают огромные масштабы. Нам необходимо служение– в самом высоком смысле этого слова– всех образованных мужчин и женщин, чтобы в течение последующих 2,5 лет заполнить 10миллионов вакансий в сфере международных отношений. Страна, которая 150лет жила в изоляции, внезапно стала лидером свободного мира, и теперь нам необходимо выстроить успешные отношения с более чем 100странами таким образом, чтобы в центре внимания была свобода, чтобы американцы разных рас и вероисповеданий жили в гармонии, чтобы в мире царили разнообразие и свобода. Все это требует от нас самых серьезных усилий.

Поэтому я рад посетить этот колледж, чьи выпускники осознали свои обязательства, и сообщить, что ваша помощь бесконечно нужна. Яуверен, что вы откликнетесь.

Роберт Фрост сказал:
Тропинки две вели в лесу, и я–
Я выбрал ту, что без следа,
И это изменило всё.

Я надеюсь, что дорога, которую вы выберете, не останется без следа, и что ваша преданность интересам Великой республики в течение долгих лет будет достойной того наследия, которое вы получили.

Этот день, посвященный памяти Роберта Фроста, дает нам возможность для размышлений, которые будут интересны и политикам, ивсем остальным, и даже поэтам, ведь Роберт Фрост– одна из важнейших фигур Америки нашего времени. Он был как великим художником, так и великим американцем. Сущность нации проявляется не только в том, каких людей она производит, но и в том, каких людей она помнит и чтит.

Героями в Америке традиционно становились люди с выдающими достижениями. Но сегодня этот колледж и наша страна вспоминают человека, достижения которого были сильны не количеством, но духом, который обращался не к нашим политическим взглядам, но к нашим мыслям, не к чувству самооценки, но к самосознанию. Таким образом, чтя память Роберта Фроста, мы воздаем должное самым глубоким источникам нашей национальной мощи. У мощи государства есть много сторон, и самые сильные из них не всегда самые заметные. Люди, создающие эту мощь, делают неоценимый вклад в величие нации. Однако и те, кто подвергает эту силу сомнению, делают не менее ценный вклад, особенно когда сомнение не ищет выгоды, а задается вопросом: мы используем власть или власть использует нас?

Сила нашего государства, безусловно, важна, но не менее важна и духовная составляющая, которая питает и контролирует эту силу. В этом состоит особенное достижение Роберта Фроста. Его безжалостное восприятие реальности позволяло ему обличать пошлость и предрассудки общества. Ощущение человеческой трагедии довлело над ним и не допускало самообмана и легкого утешения. "Да,– говорил он,– с ночью я воистину знаком". И потому, что он знал ночь так же хорошо, как и ясный день, потому, что изведал тяжелые испытания так же, как и торжество человеческого духа, он дал своему веку силы, чтобы преодолевать отчаяние. В глубине души Роберт Фрост всегда сохранял непоколебимую веру в силу человеческого духа. Не случайно он отождествлял поэзию и силу, власть, потому что видел в поэзии средство для спасения власти от самой себя. Когда власть порождает в человеке надменность, поэзия напоминает о его слабости. Когда власть сужает сознание человека и заставляет его служить эгоистичным потребностям, поэзия напоминает о богатстве и разнообразии окружающего мира. Когда власть развращает, поэзия очищает. Ведь искусство устанавливает простые человеческие принципы, на которых должны основываться наши суждения.

Художник, несмотря на наличие субъективного мнения о мире, становится последним защитником независимости личности и здравого смысла от всепоглощающего влияния общества и государства. Поэтому великий художник всегда одинок. Он, как говорит Фрост, "с жизнью, как с любовницей, порвал". Придерживаясь своего видения происходящих событий, он часто вынужден плыть против течения. Эта роль непопулярна. Если Роберт Фрост и получал признание при жизни, то только потому, что большинство людей предпочитало не замечать его "мрачной" правды. Но оглядываясь назад, мы видим, как принципиальность художника помогла в укреплении нашего национального духа.

Если иногда какой-нибудь из наших великих художников и критиковал наше общество, то только потому, что его обостренная чувствительность и стремление к справедливости, которые движут любым настоящим художником, подсказывали ему, что наша нация не использует в полной мере свой потенциал. Мне кажется, что нет более важной задачи для будущего нашей страны и нашей цивилизации, чем подобающее признание роли художника.

Если художник питает корни нашей культуры, он должен чувствовать себя свободным, чтобы следовать за музой туда, куда она его поведет. Мы должны помнить, что искусство– это не форма пропаганды, это форма истины. И, как однажды заметил господин Маклиш, говоря о поэтах, нет ничего хуже в нашей профессии, чем быть в моде. В свободном обществе искусство– это не оружие, и оно не относится к сферам полемики и идеологии. Художник– не инженер души. Возможно, где-то все по-другому. Но в демократическом обществе самая главная обязанность писателя, композитора, художника– оставаться верным самому себе, а все остальное не так уж и важно. Служа своему видению истины, художник лучше всего служит своему народу. А народ, который отрицает миссию искусства, ждет судьба батрака, описанного Фростом: "И не на что надеяться ему– сегодня, как вчера,– одно и то же".

Я хочу, чтобы Америку ожидало великое будущее– будущее, где военная мощь страны будет соразмерна с ее моральными ценностями, богатство– с мудростью, а власть– с поставленными целями. Я хочу, чтобы Америка не боялась добродетели и красоты, чтобы она защищала красоту нашей природы, сохраняла старинные американские здания, площади и парки, связанные с прошлым нашего народа, а также строила красивые и гармоничные города будущего.

Я хочу, чтобы Америка награждала художников за заслуги в искусстве так же, как мы награждаем бизнесменов и политиков. Я хочу, чтобы в Америке постоянно повышался уровень достижений в искусстве и расширялись культурные возможности для каждого гражданина. И я хочу, чтобы Америка вызывала уважение в мире не только благодаря своей силе, но и благодаря своей цивилизации. И чтобы мир был безопасным местом не только для развития демократии и разнообразия, но и для независимого самовыражения личности.

Роберт Фрост часто сомневался в успешности проектов, направленных на социальные улучшения, и все же я надеюсь, что он не переставал в них верить. Как он писал в неспокойное время Второй мировой войны,

Если взвесить природу и всех людей,
Люди будут немного, но тяжелей.
Совсем на чуть-чуть, если верить весам,
Но без этого с планетой не справиться нам.

Благодаря жизни и работе господина Фроста, благодаря жизни и работе этого колледжа мы сможем справиться с любыми задачами.